Фонд имени Ислама Каримова

Из воспоминаний Шокасыма Шоисламова

 

«В разгар начавшейся кампании репрессий против Узбекистана в Кремле наконец-то поняли, что нельзя бесконечно наводнять структуры страны привозными кадрами. В начале 1986 года в Москве приняли решение создать «молодой резерв кадров» (для последующего использования на различных должностях) в количестве 40 человек возрастом не старше 35 лет. Меня, инструктора орготдела ЦК, также включили в этот состав. По замыслу инициаторов, предполагалось организовать систематическую учебу этой группы, встречи с руководящим составом республики и т.д.

В марте 1986 года нам объявили, что состоится встреча с заместителем председателя Совета Министров, председателем Госплана Узбекской ССР. В один из субботних дней мы собрались в зале на шестом этаже здания Совмина. К нам вышел моложавый, подтянутый человек. Это был Ислам Абдуганиевич Каримов. Бесстрастно, без каких-либо эмоций он сообщил, что расскажет нам о состоянии экономики республики. Затем, не заглядывая в бумаги, в течение часа 40 минут излагал информацию, которая повергла нас в шок. Привыкшие к победным реляциям тогдашних газет и телевидения о непрерывных успехах «маяка социализма на Востоке», мы были не просто растеряны, а раздавлены услышанным.

Разложив по полочкам социально-экономическое положение Узбекистана, Ислам Каримов приводил убийственные цифры и факты. Получалось, что практически по всем показателям на душу населения республика была на последних местах в бывшем Союзе.

В зале стояла мертвая, тягостная тишина. Большинство членов группы представляли регионы – руководящие работники областного и районного звена. Для них услышанное оказалось особенно шокирующим.

По завершении выступления Ислам Абдуганиевич поинтересовался, есть ли вопросы. Все сидели молча, подавленные, не поднимая головы. Несмотря на уже объявленную так называемую «гласность», это выступление было чрезвычайно неожиданным по степени откровенности и жесткости оценок. Даже часть из услышанного тогда очень робко обсуждалась на кухнях или в кругу наиболее доверенных друзей.

Чтобы преодолеть неловкость от затянувшейся паузы, я как староста группы задал вопрос: «Если положение Узбекистана настолько тяжелое, куда смотрит руководство республики?» Ислам Каримов внимательно посмотрел в зал, а потом произнес: «Я бы тоже хотел это знать». То есть стало понятно, что правду о катастрофическом положении он рассказал по собственной инициативе. И это в период, когда в Узбекистане вовсю распоряжались Анищев и его клика в ЦК, КГБ, МВД, Генпрокуратуре и других ключевых силовых органах, захватив всю полноту власти. Излишне говорить, что со стороны Ислама Каримова это был чрезвычайно смелый поступок: он не мог не понимать, что и так находится «под колпаком» стукачей и соглядатаев.

Считаю, что этот поступок был продиктован главным образом патриотизмом и болью за свою оболганную нацию, Родину, терзаемую разного рода проходимцами, которые слетелись как воронье со всех концов бывшего Союза. …Буквально через пару месяцев Ислам Каримов был переведен в самую тяжелую по тем временам Кашкадарьинскую область. Расчет, по-видимому, был на то, что всегда можно найти недостатки в руководстве областью и окончательно расправиться с умным, волевым и поэтому неугодным человеком. Дальнейшие вехи карьеры будущего руководителя Узбекистана общеизвестны. Что касается самой идеи «молодого резерва кадров», то, как и многие инициативы тогдашнего Центра, после упомянутой встречи она была свернута и забыта».

(Автор: с 2005 по 2018 год работал Чрезвычайным и Полномочным Послом Узбекистана в Таджикистане. С 2018 года является директором Информационно-аналитического центра при Федерации профсоюзов Узбекистана.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.